Реализуйте свою мечту

о путешествии

.


Правый берег реки Арно

Здравствуйте, уважаемые читатели сайта Guide-To-Italy.Ru. Сегодняшний обзор посвящен району правого берега реки Арно.

Понте-Веккьо — Старый мост — самый живописный и самый древний из 8 мостов, соединяющих берега Арно.

Трехпролетный каменный мост соорудил в 1345 году Нери ди Фьораванти на месте деревянного. На открытой площадке в середине моста, откуда открывается красивый вид на реку, позже установили бронзовый бюст Бенвенуто Челлини.

На Понте-Веккьо, как на всяком средневековом мосту, по обеим сторонам размещались лавки мясников и зеленщиков, которых позже сменили ювелиры.

Церковь Санта-Мария-Новелла возведена первыми доминиканцами в городе, которым после смерти основателя ордена св. Доминика (1170—1221) не без некоторых колебаний отвели, наконец, участок для строительства церкви и монастыря.

Готическую церковь братья-доминиканцы фра Систо и фра Ристоро закончили к 1350 году. Ко времени, когда Савонарола начал свою проповедь во Флоренции (1490), комплекс Санта-Мария-Новелла был окончен.

Фасад Санта-Мария-Новелла (1456—1470, архитектор Леон Баттиста Альберти) считается одним из самых значительных церковных фасадов эпохи Возрождения. Кстати, две волюты (перевернутые завитки) по сторонам от фронтона во 2-й половине XVI века «вернулись» в церковную архитектуру и стали одним из обязательных признаков архитектуры барокко.

Монастырь и храм, принадлежавшие нищенствующему ордену, были, что кажется парадоксальным, исключительно богаты. О том, насколько, можно судить хотя бы по тому факту, что городской железнодорожный вокзал построен на землях, отобранных у церкви Санта-Мария-Новелла.

Многие годы в доминиканском монастыре предпочитали останавливаться наезжающие во Флоренцию римские папы, среди которых были Мартин V, сжегший во время Констанцского собора еретика Яна Гуса, Евгений IV, собравший в Ферраре, а затем во Флоренции ФеррароФлорентийский собор, который безуспешно пытался объединить католическую и православную церкви, папа-гуманист Пий II (до принятия сана — Энео Сильвио Пикколомини) и многие другие.

С 1540 года на площади перед церковью правители города Медичи устраивали состязания колесниц, о чем напоминают два мраморных обелиска с бронзовыми шпилями, служившие метами — столбами, которые, как в древнем Риме, должны были огибать возницы.

С формальной точки зрения Санта-Мария-Новелла следует всем особенностям плана и архитектурных элементов церквей цистерцианских аббатств Бургундии. Но на примере Санта-Мария-Новелла можно лучше всего уловить, как из завезенной с севера готики возникает нечто, совсем на нее не похожее. Дело тут в архитектурном вкусе и в иных пропорциях, из которых рождается необыкновенный облик итальянской готики. Архитекторы приняли план церкви в три нефа, но сделали все, чтобы зрительно соединить их в один, дать глазу видеть всю ширину храма. Для достижения эффекта они облегчили несущие колонны нефов и разнесли их на максимальное расстояние друг от друга. Аркады над ними выше. При этом общая ширина трех нефов, визуально сливающихся в один, равна высоте потолка. Именно это соотношение, воспринимаемое как идеальное, использовано строителями римского Пантеона и создателями центрального нефа раннехристианской базилики Санта-Мария-Маджоре.

Микеланджело называл церковь Санта-Мария-Новелла «своей невестой». Он находил в ней ту чистоту, то успокоение и ту гордую обходительность, которые считал обязательными для своего женского идеала.

Над центральным порталом находится мозаика, выполненная по картону Филиппо Липпи. В правой части трансепта расположены терракотовый бюст св. Антония и гробница епископа Фьезоле Тедиче Альотти работы Тино ди Камайно и вход по лестнице в капеллу Ручеллаи, в полу которой — надгробный камень Леонардо Дати работы Гиберти (1423).

Из апсидных капелл крайняя справа капелла Барди сохраняет «Мадонну розария» Вазари (1568) и то, что осталось от фресок XIV века. В следующей за ней капелле Филиппо Строцци Старшего можно полюбоваться на фрески со сценами из житий свв. Филиппа и Иоанна Крестителя кисти Филиппино Липпи (1503). В глубине ее — гробница Филиппо Строцци работы Бенедетто да Майано (1491). В квадратной апсиде, которую называют капеллой Торнабуони, хранится бронзовое «Распятие» работы Джамболоньи, но ее известность связана с прославленными фресками Доменико Гирландайо. В распалубках свода он изобразил четырех евангелистов, на левой стороне — историю жизни Марии, на правой — Иоанна Крестителя. Впрочем, сюжеты Священной истории для художника лишь способ рассказать о Флоренции и флорентийцах. Даже жираф у Гирландайо вполне исторический. Турецкий султан подарил его Лоренцо Великолепному, и животное свободно гуляло в садах Лоренцо, пока не погибло, разбив голову об архитрав. Можно говорить о поверхностности Гирландайо, о его безразличии к серьезным эстетическим и духовным проблемам, но он остается непревзойденным летописцем своего времени, внимательным, доброжелательным и тонким. Художники типа Гирландайо не создавали шедевров — они шли по проторенным дорогам. Но их великая заслуга состоит в том, что они превращали открытия в норму, утверждали моду на определенный тип искусства и были тем фоном, на котором вырастали великие мастера ренессансного искусства: Микеланджело, Леонардо да Винчи и др. Красота и очарование их искусства, а также качественная работа этих мастеров впоследствии оказали большое влияние на формирование представления о мире Кватроченто.

Слева от капеллы Торнабуони расположена капелла Гонди, со знаменитым «Распятием» Брунеллески, а в следующей за ней капелле Гадди, над алтарем находится «Чудо Христово» Бронзино.

Из левого крыла трансепта можно попасть в капеллу Мантуанских Строцци, где сохранились древние фрески: на дальней стене «Страшный суд», справа «Ад» и слева «Рай», которые приписывают Нанни ди Чоне или Андреа Орканье. Над алтарем — большая картина, изображающая Христа, работы Орканьи (1357).

«Троица» Мазаччо (ок. 1425—1428) — первый достоверный пример применения математически точной линейной перспективы, расположена в левом нефе напротив третьей арки от входа. Капеллу, расположенную у второй колонны от входа, оформил Брунеллески.

Вход в бывший доминиканский монастырь Санта-Мария-Новелла расположен на улице слева от главного фасада церкви Санта-Мария-Новелла. Первый клуатр, наиболее древний, оформлен в около 1350 года. Его фрески с изображением сцен Ветхого Завета работы Паоло Учелло перенесены в трапезную. Знаменитая капелла Испанцев (1350) построена Якопо Таленти (именно этот зодчий руководил работами в Санта-Мария-Новелла на заключительном этапе строительства) и посвящена св. Фоме Аквинскому. Цикл фресок (1365—1367), созданный Андреа да Фиренце, прославляет заслуги доминиканцев как богословов, проповедников и инквизиторов. На входной стене показана «История св. Петра Мученика», по сторонам — «Триумф Мудрости» и «Церковь воинствующая и торжествующая». Латинское написание названия ордена (Dominicanes), которое произошло от имени св. Доминика, можно разбить на словосочетание Domini canes (лат. псы Го-сподни). В нижней части последней из названных фресок псы-доминиканцы настигают еретиков, один из которых в последний момент пытается удалить компрометирующие места из своих сочинений.

Палаццо Строцци— один из главных архитектурных символов флорентийского Кватроченто. Бенедетто да Майано строил его для семьи Строцци (1489—1504), но дворец так и не был полностью закончен. Майано успел оформить три впечатляющих, отделанных рустом фасада здания. Кронака выполнил карниз и оформил внутренний двор.

Палаццо Ручеллаи архитектор Альберти проектировал в годы, когда новый тип жилого дома только складывался. В нем ренессансный фасад пока еще представляет собой что-то вроде декоративной архитектурной кулисы, скрывающей средневековую застройку.

Палаццо (1447—1457) укрыло 8 старых зданий общим архитектурным «колпаком». Так в палаццо выразилось стремление заказчика собрать под одним кровом всех членов семьи. Фасад палаццо Ручеллаи остался незавершенным, то есть не окружил, как было задумано, весь квартал. На это, во-первых, не хватило средств, а во-вторых, один из родственников так и не уступил свой дом под строительство фамильного дворца.

Лоджия палаццо Ручеллаи. Архитектурная композиция флорентийских дворцов в качестве обязательного элемента стала включать семейные лоджии. Они служили как парадные, праздничные залы для торжественных случаев и семейных праздников. Пос редством лоджии дом показывал себя городу изнутри. Такие лоджии могли располагаться в нижнем этаже здания или стоять отдельно, как лоджия палаццо Ручеллаи.

Джованни Ручеллаи в своих воспоминаниях заявляет, что выстроил на площади перед своим дворцом лоджию «для славы своей фамилии, чтобы использовать ее в случае радостных и печальных событий». Завершение стройки (1466) пышно отметили празднованием свадьбы одного из членов семейства.

Глухие фасады и распахнутые лоджии флорентийских палаццо были двумя противоположными архитектурными и градостроительными идеями. Фасад объединяет и укрывает семью от враждебного города. Лоджия борется с фасадом, заставляя семейную жизнь совершаться на глазах у всей Флоренции. Лоджии отражают страх перед новой архитектурной замкнутостью, потребность прорвать ее и выйти за ее пределы.

Палаццо Даванцати возведен около 1330 года, хотя терраса его верхнего этажа относится к XV веку. В здании, представляющем собой типичный для XIV века дом флорентийского аристократа, находится музей, в котором восстановлены интерьеры: общие и обеденные залы, спальни. Интерьеры дворца-музея оформлены старинными коврами, подлинной мебелью, скульптурой и разнообразными предметами обихода.

Осмотр Палаццо-ди-Парте-Гуэльфа (Дворец гвельфов), расположенного поблизости от палаццо Даванцати, позволяет создать некоторое представление о средневековом этапе архитектурной истории Флоренции. В 1425 году партия гвельфов поручила Брунеллески закончить строительство начатого еще в 1418 году Палаццо-ди-Парте-Гуэльфа, но по политическим причи нам стройка вскоре остановилась. Деревянный потолок этого зала создал Вазари, а терракотовый люнет — Лука делла Роббиа.

Импозантные лоджии Нового рынка (Лодже-дель-Меркато-Нуово) возведены в середине XVI века. С их южной стороны находится фонтан Вепря ( Пьетро Таки, 1639), который флорентийцы ласково зовут Порчелино (итал. porcellino — поросенок). Вепрь — копия мраморной античной статуи, выставленной в коридоре 3-й галереи Уффици.

Церковь Санта-Тринита (Св. Троицы) знаменита капеллой Сассети. Сначала Сассети хотел, чтобы его капелла была в доминиканской церкви Санта-Мария-Новелла, но братьям не понравился сюжет, прославляющий святого патрона Сассети — Франциска Ассизского: монашеские ордена, основанные Франциском и Домиником, соперничали. Тогда Франческо остановил выбор на церкви Санта-Тринита, и фрески Гирландайо украсили небольшую капеллу, расположенную слева от главного алтаря.

Как всякий большой мастер, художник работал вместе с учениками, поэтому чем выше от пола капеллы расположены фрески, тем меньше в них Гирландайо. Сцены из истории Франциска Ассизского и творимые им чудеса Гирландайо переносит на улицы и площади Флоренции, а участниками и свидетелями рисуемых событий делает влиятельных граждан города, их детей, родственников и друзей.

Флорентийская жизнь эпохи Кватроченто развертывается на наших глазах. Самая известная фреска изображает чудо св. Франциска, воскресившего мальчика из дома Спини. Дом и выпадающий из окна мальчик показаны художником слева. Церковь напротив дома и есть Санта-Тринита, а улица между ними оканчивается на мосту Санта-Тринита. Разумеется, это старый мост, который построил Гаддо Гадди, а не нынешний мост Санта-Тринита, сооруженный Амманнати сто лет спустя, затем взорванный отступающими фашистами и полностью восстановленный в XX веке.

Действие картины «Утверждение устава Францисканского ордена папой Гонорием III» Гирландайо переносит на площадь Синьории, узнаваемой по лоджии Ланци и палаццо Веккьо. Среди персонажей, изображенных в нижнем правом углу фрески, по форме носа (вытянутого и сплюснутого на конце) легко узнать Лоренцо Великолепного. Как говорили люди, близко знавшие правителя Флоренции, «из-за необычности носа он всегда гнусавил» и не различал запахов.

Написанный Гирландайо большой алтарный образ «Поклонение волхвов» — подлинный шедевр художника. Плохо выбритый мужчина, стоящий ближе других к младенцу Христу, — автопортрет художника.

Кроме капеллы Сассети в Санта-Тринита есть и другие, заслуживающие внимания. В первой капелле правого нефа хранится «Распятие» XIV века, в третьей — «Мадонна со святыми» Нери ди Биччи (1491), в четвертой — «Благовещение» Лоренцо Монаха (1425), а в пятой находится алтарь, созданный Бенедетто да Майано. В апсидной капелле над алтарем XV века расположен триптих «Троица и святые» Марьотто ди Нардо (1416).

Церковь Оньиссанти (Всех Святых), полностью перестроенная в XVII веке, сохранила старинную живопись. Над алтарем 2-й капеллы правой стены есть фреска Гирландайо, изображающая почтенное семейство. Дарованное семье небесное покровительство нарисовано буквально: Матерь Божья простирает над ней свой плащ. Иконографический сюжет по традиции называют Мадонна-делла-Мизерикордия. Другое название фрески — «Мадонна Веспуччи». Веспуччи — купцы и прихожане церкви Оньиссанти, жившие по соседству. Их дом стоял на том месте, где теперь дом №20. Шестеро мужчин по правую руку Мадонны и шесть женщин — по левую. Коленопреклоненный старик в красной мантии у ее ног — отец семейства, нотариус Анастасио Веспуччи. Подросток с полными губами, детским овалом лица и большими светлыми глазами — очевидно, его сын Америго. Через три десятилетия он пересечет Атлантику и опишет Новый Свет, и именем Америго Веспуччи картографы назовут Америку. Девушка с открытым по флорентийской моде лбом — жена его старшего брата Марко и возлюбленная Джулиано Медичи. «Снятие с креста», расположенное ниже «Мадонны», — тоже работа Гирландайо.

Примерно в середине нефа по правую руку будет фреска Боттичелли «Св. Августин», а напротив нее — «Св. Иероним» работы Гирландайо. В полу алтарной капеллы покоится прах Боттичелли.

Через примыкающий к церкви Оньиссанти монастырский клуатр можно пройти в трапезную, которая по традиции украшена фреской на сюжет «Тайной вечери». Роспись, выполненная Гирландайо, важна для понимания неповторимого тона его внутренней жизни и творчества. Если Леонардо в своей «Вечере» в миланской Санта-Мария-делле-Грацие, чтобы сосредоточить все внимание зрителя на реакциях персонажей, до последнего предела упрощает интерьер, то Гирландайо значительно интереснее нарисовать прелестный сад с павлинами, пальмами и кипарисами, старательно прописать рисунок на роскошной скатерти. Радостный колорит фрески можно отнести к лучшим достижениям художника. Драматические сцены Доменико Гирландайо не то чтобы не даются, просто они его по-человечески не интересуют.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30